• Google+

Война и деньги: почему банки отказываются обслуживать ВПК

17 сентября 2016 г. — FINANCE.UA

Как стало известно Forbes, крупнейшие украинские банки с иностранными корнями и центральными офисами в Европе отказываются от сотрудничества с компаниями, работающими на «военку». Такие ограничения журналисты обнаружили минимум у трех учреждений группы крупнейших: Укрсиббанка, Райффайзен Банка Аваль и Альфа-Банка.

О появлении лимитов на работу с военно-промышленным комплексом и бизнесами, получающими военные заказы, Forbes стало известно на прошлой неделе. Речь идет о наличии у европейских банков инструкций, которые запрещают им обслуживать и финансировать предприятия ВПК, а также компании, получающеи заказы от военных.

Например, в Райффайзен Банке Аваль Forbes рассказали, что они не работают с ВПК. Это требования compliance на уровне штаб-квартиры банка для всех учреждений группы Райффайзен, и введено оно много лет назад. Также, ограничения на работу с предприятиями сферы ВПК присутствуют в Альфа Банке.

Так, в правилах ведения бизнеса ряда международных групп, а также платежных систем, введены лимиты или запрет на операции, связанные с ВПК. Кроме «военки», финансовые посредники могут вводить лимиты на работу с торговцами антиквариатом и искусством, дистрибьюторами фармацевтической продукции, и т.д.

«У нас есть политика – социально-корпоративная ответственность. Эта политика группы введена три года назад. В ней определены некоторые отрасли экономики, с которыми группа старается не работать. И в первую очередь запрет касается экологически вредного производства, угля, всего, что загрязняет окружающую среду. Также мы не сотрудничаем с предприятиями, которые в любом виде участвуют в создании оружия, средств массового поражения, средств по ведению военных действий. Эта политика доведена до всех стран», – пояснил заместитель председателя правления Укрсиббанка Константин Лежнин.

Ограничения на работу с ВПК связаны с принципом know your client: если учреждение принимает деньги, или кредитует, или обеспечивает трансфер компании, производящей оружие, то оно должен быть на 100% уверено в чистоте ее репутации, то есть постоянно проводить дорогостоящий аудит. Но и это не решит вопросы репутационной безопасности на 100%. Если же у клиента проблемы с законом, то и банку/платежной системе грозят обвинения в обслуживании нечистоплотного бизнеса. Так, в свое время в релизах ФБР всплывали имена европейских компаний в связи с транзакциями, которые они обслуживали.

Даже не говоря о санкциях и штрафах, после появления текста ФБР или FATF с упоминанием конкретного юрлица как примера сотрудничества с торговцами оружием или сопровождения денег, полученных преступным путем, затраты на восстановление репутации могут достигать астрономических сумм. В итоге, даже если компания только лишь производит программное обеспечение для военных, банки вправе отказать ей в обслуживании.

Ирония заключается в том, что ограничения ввели банки с европейскими корнями – для компаний, обслуживающих украинскую армию. И это происходит на фоне того, как лидеры ЕС публично заявляют о безоговорочной поддержке борьбы Украины на ее пути к европейским ценностям.

Глава совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек объясняет, что речь идет о правилах международных групп, работающих в разных странах мира, со своими ограничениями.

«Это решение акционеров, с кем работать и как. Например, Европейский банк реконструкции и развития или Всемирный банк никогда не будут финансировать проекты в ядерной энергетике. Банки могут отказываться работать с производителями оружия или продукции для военных нужд. Но есть и другие собственники банков, с другими позициями», – говорит Роман Шпек.

Например, первый заместитель председателя правления ПриватБанка Олег Гороховский сообщил Forbes, что не знает о подобных ограничениях в его банке. Более того – карты ПриватБанка являются основным путем по сбору средств населения для помощи армии. «Специально для таких целей – обслуживания компаний, которые работают на украинскую армию, – есть государственные банки: Ощадбанк, Укрэксимбанк, Укргазбанк», – напоминает финансовый эксперт Анатолий Дробязко.

И не все международные финансовые группы вводят ограничения на работу с бизнесами, связанными с военпромом и вооруженными силами. «Прямого запрета на работу со всеми, кто обслуживает военные операции, у нас нет. Ведь обслуживание «военки» – это довольно растяжимые вещи. Например, компании, которая торгует оружием, или производит оружие, возможно, наш compliance мог бы предъявить претензии. Но если компания производит программное обеспечение для военных, то я не думаю, что к ней возникли бы вопросы», – говорит председатель правления Укрсоцбанка (Unicredit) Тамара Савощенко.

Комментарии

blog comments powered by Disqus

Финансовый супермаркет